Бог в подтяжках

Иллюстрация: Екатерина КОВАЛЕВА

Глава I. ПОБЛИЖЕ К СЕБЕ

Меня Господь так сильно любит,
Куда мне деться от любви Его,
Хочу я жить, как прочьи люди,
Господь в ответ, – Еще чего!

Знаешь, брат, почему я так сильно люблю Бога? Пишу без апломба. Потому что Он – Виракоча! Он – это Все-Все-Все! Все самое Доброе, Светлое, Рыцарское, Фантастическое внутри и вне меня.

Я люблю Его своей душой. Это горит мой факел. Огонь этот и есть моя жизнь.

Я люблю Его, потому что Он говорит со мной лично, без посредников, на самом глубинном уровне, на языке моей души, моего детства, моего пионерлагеря… моего Шира.

Я люблю Его, потому что с НИМ я ПЕРЕЖИЛ самые Глубокие, Сладостные, Трепетные, Запоминающиеся, Значительные встречи, события. И эти встречи – РЕАЛЬНОСТЬ.

Понимаешь, я не говорю про собрания, Церковь, общение с братьями. Не без этого. Нет. Я говорю про личный ТЕТ-А-ТЕТ с Богом. Понимаю, «личный тет-а-тет» – тавтология. Для кого как. Для меня – это двойное подчеркивание. Я говорю про годы одиноких молитв, хождениях с НИМ в лесах, полях, стогах, жниве, оврагах, поездах, городах.

Повторяю. Эти встречи с НИМ – САМЫЕ ЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ события в моей жизни. Стоит в суете вспомнить их, занырнуть, просто оглянуться – и я снова ЖИВ! Эти Встречи – мой Тайный и Главный Архив сердца, мой Голод, мое Утоление, Моя Струна, Мое Нечто, Мое «ТО» (Помнишь Толстовское «Не то»?), ОН – Мое «ТО САМОЕ», и я не могу об этом говорить без слез. Я опален…

ЕГО огонь, как ломота Иеремии, ГОРИТ Несгораемым Кустом в Душе…

ОН ПРОШЕЛ сквозь меня…
ОН Размягчил меня, Парализовал, Выбросил «ВНЕ», куда-то поближе к СЕБЕ!..

Глава II. БОГ В ПОДТЯЖКАХ.

– Нет! – сказал бургомистр, – из Мюнхгаузена мы воду лить не будем! (Х/ф «Тот самый Мюнхгаузен»)

Первый духовный кризис я пережил в девятнадцать. Не то, чтобы кризис, – первую перекодировку из всего общего к личному, родному.

Я тогда проникся американским полицейским сериальцем «Команда в шляпах». Понравились мне эти парни. И фетровые шляпы их понравились. Такие же подавай. И парней и шляпы. Купили с ребятней. Поиграли. Сериал закончился. Добрый осадочек остался. Пора проанализировать.

– А что, если бы среди нас был Иисус? – подумал я. – Каким бы Он был в нашей команде? Команде в шляпах? Ведь Он же Дитём не сидел в Назарете букой, играл же с кем-то. Неужели Он тоже бы носил шляпу и щёлкал подтяжками? А почему бы нет! Вот это да! Вот здорово! Побегу у кого спрошу, не ересь ли!

Ух! Какой же Иисус сразу стал Родной! Господи, Ты Родной! Ты мой Друг! Ты наш Главарь! Ты наш Босс! Ты – Робин Гуд!

Сбегал. Спросил. Не поняли.
Точнее поняли, очень точно поняли и сразу попросили не распространять и на Господе подтяжками не щелкать.

А я зацепился. И за подтяжки, и за Иисуса в шляпе! Чем я хуже многих хворых, желавших коснуться хотя бы края одежд Его!

Такой Он классный в ней. В этой шляпе! Такой родной! Ему так идет! Особенно эта черная, с широкими полями. Ну, не белая же! Он же не Михалковский Паратов из «Жестокого романса»!
И обязательно в перчатках! И плащ! Черный! Настежь! С заткнутым в карманы поясом! Уф! Лепота! Картина маслом! Вот это Друг! Такому верю! За таким и в огонь и в воду!

И пошел!
И обжигали. А Он тушил! И били – Он прикрывал! И падал – Он поднимал! До сих пор с таким Богом никого и ничего не боюсь! Даже когда боюсь – не испуган.

А если уж совсем перебор, вырываюсь из среды оной, удираю куда подальше, в поля, леса, парки, тихие заводи, встречаю ЕГО, рассказываю ЕМУ все, жалуюсь, скулю, выговариваюсь, ДЫШУ ИМ!

И я не боюсь Его. Потому что неважно, в подтяжках или ризах, Он самый Близкий, нет, не просто Человек и не только Бог, а самое Родное СУЩЕСТВО!

Виракоча – Истинный Бог моего сердца, говорящий на языке моей Души, – ОЖИЛ! Разумеется, ожил я, а не ОН.
Но ОН не против, если мне кажется, что Ожил ОН. Он же когда-то Родился, хотя «прежде Авраама ЕСЬМ»!

ВОЛШЕБНИК, Мир Творя из Квантов Многогранный,
Зажег Светил Пучок Горящих Миллиардный,
Вдохнул ОН в вены сонмы кровеносных тел,
Проснулся Человек и Жить Он Захотел.

Поднялся Сплав из глины Многократный,
Зрачок, моргнув, поймал сетчатке Свет приятный,
Улыбкою Бескрайней Космос Разомлел,
Спустился Махаон и на макушку сел.

…ВОЛШЕБНИК, Человек, меж ними Махаон,
Гармонии Вселенской хрупкий Камертон,
Покуда Бабочки не тронута Пыльца,
Клубок котенок гонит, – Сказке нет конца.

Глава III. МИР НА ВСТРЕЧУ! ДУША НАРАСПАШКУ!

Это я с НИМ в полях, лесах, поездах, городах! Это и есть ПЕРВОРОДСТВО И ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ!

Глава IV. ГНЕЗДО В ПЕРЧАТКАХ.

В одном из моих еще не написанных сценариях маленькая девочка, чтобы вернуть испуганной птице выпавшее гнездо, перекрашивает свои белые перчатки в цвет гнезда. Для пущей достоверности перчатки украшаются веточками и соломой.

Господь осторожен с нашими сердцами. Мало тех, кто об этом знает. Еще меньше тех, кто это знает от НЕГО САМОГО, но я точно знаю – ГОСПОДЬ ОСТОРОЖЕН!

Даже когда Душит Моисея – осторожен. Даже когда Перешибает колено Иакову – осторожен, когда Сокрушает Иова – знает предел, когда Выжигает уста Исайе – так надо, когда Ослепляет Савла – Ослепляет с Любовью! Ради Моисея, ради Иакова, Иова, Исайи, Савла. Ради них, ради нас и ради спасения многих!

Потрясения! Переплавка! Крушение греховной самости! Сораспятие ветхого человека!

Без «Совершения Спасения» Спасение не завершено, без сбрасывания препинающего греха нет хождения в Духе.

Но насколько же приятнее принимать переплавку от Любящего, Родного Виракочи, Бога твоей Души, не твоего выдуманного бога, а Того Самого, Который Сказал: «Вы люди, взятые в удел», то есть зарезервированные для «Его команды в шляпах».

И снова слезы…
Не могу спокойно писать…
Очень я стал с Виракочей плаксивым.

Это я все к чему, брат? К тому, что если что-то начал делать с Богом в «подтяжках», с этим же БОГОМ И ПРОДОЛЖАЙ.

Если устал, приуныл, – Обнови Завет, Перезагрузись, Проведи дефрагментацию Смыслов, вырвись из среды оной, РАССКАЖИ ЕМУ ВСЕ САМ!



Добавить комментарий