НОВЫЕ  РИМЛЯНЕ


Иллюстрация: Николай Ерохин – “Жертвенник несуществующему Богу”

Вот сегодня, например, вижу – летит бабочка.
Головка крошечная, безмозглая,
крылышками бяк-бяк, бяк-бяк.
Ну дура-дурой.
Воробушек, тоже не лучше.
Береза – тупица.
Дуб – осел.
Речка – кретинка.
Облака – идиоты.
Лошади – предатели.
Люди – мошенники.
А что делать – весь мир таков.

(х.ф «Обыкновенное чудо»)

Интересная книга Библия. Читаешь её и видишь, как Бог действует. В некоторых книгах Бог даже не за кадром, а работает в открытую, ведет истории целиком. Закрываешь Библию, выходишь за порог и видишь мир, в котором Бога нет. Вообще нет. Ни в чем. Ни в ком. И никак. Ни в воздухе, ни в животных, ни в людях, ни в веществе. Напрягаешь чувства, все пять чувств – нуль.

Этот мир настолько же чужд всему Библейски Божественному, как пес созвездию Пса, ртуть – сну Менделеева, Галапогосский пересмешник – Дарвину, а я – космонавтике. Я абсолютно не космонавт, в космос не собираюсь и скафандр астронавта в антресоли не храню. Во мне нет идеи космических перелетов. Совершенно. Несмотря на любовь к фантастике и звездам.

Странно.

Очень странно.

Как это все так умудрились от Библии отслоиться? Как смогли навести такую звукоизоляцию, что все Божественное даже не простукивается? Ведь прежде, во времена написания Библии, языческим народам этого не удавалось. Египтяне, филистимляне, вавилоняне хотели бы жить без Бога Израиля, очень хотели, однако им пришлось смириться и балансировать. А куда деваться, когда на глазах море расступается, по ночным улицам Ангел-меченосец патрулирует, в алькове жабы кишат, а в это же время в земле Гесем, в еврейских хуторах, даже псы зрачками не воротят.

Но разберем все по порядку. Попробую быстро и примитивно доказать, что современный мир, люди, животные и тропосфера уже давно не те самые люди, звери и облачка, которые хоть сколько-то считались с Библейским Богом.

Итак – ЖИВОТНЫЕ.                        

«Львы рыкают о добыче и просят у Бога пищу себе». Псалом 103:21.

Псалмы многократно говорят про животных, которые славят Бога и просят у Него пищу.  Молодцы. Хорошие звери. Правильные. И картина от псалмов воодушевляющая: пригорок, на пригорке юный Давид, в руках Божественного пастушка сладкозвучная лира, вокруг тихие агнцы с кудряшками, за кадром Элтон Джон, а впереди величественная панорама саванны из «Короля льва».

Замечательно. Прекрасно. В жизнь бы и на рабочий стол все это.

Но нет. В моей зашоренной, усеченной повседневке вместо ландшафтного экзерсиса под ногами шарахается кошачья уголовщина, вечно психованные голуби и самодур попугай в домашней клетке. И все. И никаких королей львов.

И сразу душу возмущает протест. – Какая чушь! Да в телевизоре и интернете, только кликни, и саванна тебе, и пейзажи, и милые домашние питомцы. Милые до тех пор, пока их на дачу не вывезут. Но почему-то я, как назло, бреду по жизни без диснеевской анимации. Куда бы, в какую красоту не прибыл, все реактивно блекнет, киснет и оголяет клыки.

Что это – старость? – Еще нет.

Пессимизм? – Возможно.

Старые болячки по осени ноют? – Что ж, в Ливерпуле тоже месяц не июль.

А! Понял! – Все дело в деньгах! Денег вечно не хватает! Почтальону Печкину снова велосипед не выдали. Дай мне побольше денег, так весь мир вмиг аленьким цветочком расцветет.

Возможно.

Скорее всего.

Но ведь очень скоро придет проверенное отрезвление, что от карманного счастья Бог вовне не прибавился. Я-то сам снова стану красивым, богатым и знаменитым, а уличный кот, таксист, сослуживец и ветер в лицо, как не искали Бога, так и не собираются.

Вот в чем проблема-то! Значит, причина радиусного духовного бесчувствия все-таки не во мне, а в коте, таксисте и погоде.

Продолжаем разговор.

Новый Завет. В Новом Завете апостол Павел редактирует Ветхозаветную диснеевскую анимацию говоря, что тварь покорилась суете не добровольно..Что вся тварь совокупно стенает и мучается доныне и с надеждою ожидает откровения сынов Божьих.  (Послание к Римлянам 8: 19-22)

Трагические и поразительные слова. Закрываешь глаза, глубоко вдыхаешь и во тьме встают кровь, боль, борьба и тягостное ожидание избавления от проклятого естественного отбора. Открываешь глаза и снова видишь попугая в клетке, который не стенает, не мучается и ничего не ждет. Он просто однажды заклевал свою жену, тут же ее забыл и неделями перед зеркальцем сидит. Снова выходишь на крыльцо – у миски милая дворовая кошечка, разом потерявшая пятерых котят, (её же коты утащили) которая шерсть на себе не рвет, убийц не ищет и об экзистенциальной тоске не помышляет. Это в доме и на крыльце. А если выйти за калитку, то.., короче, за всю жизнь я ни разу не видел сидящего без дела и грустящего без причины зверька.

Хотя стоп. Минуточку. Есть исключения. Они есть. Среди зверей есть Белый Бим Черное ухо, Белый клык, Мухтар, Валаамова ослица и все дельфины. Но это, повторяю, исключения. В основном литературные. Среди людей же тоже есть Серафим Саровский, Лука Войно-Ясенецкий, Василий Шукшин, Фазиль Искандер и весь Афон.

Я понимаю. Понимаю. Строгий читатель пробегая мое скудоумие скептически улыбнется, так как рассуждаю я на уровне Гагарина. Мол, в космос летал, все видел, Бога не видел, значит, Его нет. И я так же – вышел во двор, коты дерутся, в маршрутке ругаются, на работе судачат, все – Бога нигде и ни в ком нет.

Это да. Размышления похожи. Точно не космические. И все-таки, друзья, присмотритесь – Его же нет. Неужели не видно? Ну, нет во всем этом Бога. Я ведь не говорю, что Бога в принципе нет. А что мир ведет себя так, словно Его нет и не было никогда.

Америка, к примеру, есть. Она чувствуется. Как стихия. Как наваждение. Она везде и во всем. Она почему-то в каждом русском сердце. И даже тоска по Америке есть. По всем этим домам, «кадиллакам» и потертым джинсам. А Бога нет. Вне Библии нет. Сейчас – нет.

Вспомнился неуместный пример.

Читаю недавно в христианских новостях о том, что в Голливуде раскинулась широкая сеть молитвенников. Несколько тысяч киноработников подвизались молиться, чтобы Голливуд вел себя пристойнее. Потрясающая новость. Особенно с учетом того, что сеть работает далеко не первый год. И сеть утверждает, что есть большие сдвиги.

Но.. Честно говоря, быстро выстроив в уме шеренгу последних Оскаров, трудно разделить восторг голливудских молитвенников. Очень не хотелось бы добрых христиан обижать, они молодцы, спасибо им за все, но киномир, опять же сугубо на мой взгляд, последние десять лет явно не вменяем. И опять же, самое удивительное и наглое со стороны Голливуда, это то, что он ведет себя так, словно за него никто не молится.

И да, конечно, мы – христиане, помним, мы отлично помним и благодарны Голливуду за блистательные и пристойные экранизации «Властелина колец» и «Хроник Нарнии». За «Хоббита», особенно «Битву пяти воинств», уже благодарить не хочется. С «Битвой» всем, даже самому Джексону понятно, что произошло. Как говорил в «Человеке с бульвара Капуцинов» Мистер Ферст: «Мистер Маккью, я всегда подозревал, что бизнесмен убьет в вас зрителя».

Хотя насчет «Властелина» и «Нарнии» есть и другое мнение, не связанное с влиянием голливудской молитвенной сети. Просто пришло время и все срослось. Оба титулованных фэнтезийных эпоса великих христианских фантазеров XX века, пройдя все кордоны косности, гарантируя максимальную прибыль, созрели для экранизаций.

Но я отвлекся. Идем дальше.

ПОГОДА. Поговорим про погоду.

В Библии я лично нахожу (пусть все шишки на меня) три вида природных явлений.

Верующую погоду – это когда Господь в погоне за Ионой «воздвиг на море крепкий ветер».

Бесовскую погоду, когда дьявол в погоне за Иовом «пригнал от пустыни большой ветер». 

И бесхозную погоду, у которой ветер в голове, и которая гоняется за всеми без разбора. Это она – тропосферная махновщина подняла бурю в Галилейском море, когда на носу лодки спал утомленный Христос. Это она раскрутила эвроклидон, когда апостол Павел плыл в Италию на суд цезаря. Откуда она взялась дерзкая такая, мне лично не понятно? То, что Галилейское море мутили не бесы, это очевидно, иначе Христос, вместо строгого словесного взыскания, изгнал бы из воды бесов. И апостолу Павлу Ангел напрямую бы сказал, что, «ветер бурный» вздыбил Бог, во спасение душ утопающих. Но Ангел так не сказал, а просто пообещал, что никто из экипажа не погибнет.

А вот Павловы корабельщики, похоже, эвраклидону не удивились. Они не первый день плавали по Средиземному морю и точно знали, уж, если морю вдруг приспичит эвроклидон (не от матросского ли жаргона «выкидон»?), то тут никакой Посейдон не поможет.

Кстати, Павловы корабельщики разительно отличаются от корабельщиков Ионы – последние верили во всех богов, а Павловы только в себя.

И апостолы Христа – профессиональные рыбаки были в курсе буйного нрава своего морского кормильца. Они знали, что какие бы мощные пророки его гладь тактично не пересекали, Галилейскому морю все до алых парусов. Потому-то апостолы и закричали на Христа, а не на озеро. Тут уж, извините, против танка с лопатой не попрешь. Христос, Он хоть и Бог, конечно, но все-таки, человек, уставший человек, вот Он – на корме спит. А море, хоть и творение Божье, но бесконтрольная стихия, ни на кого не посмотрит.

Вот что это?

Христос в пустыне томится и пустыня жар не убавляет. Давид впроголодь по горам прячется, а в это время у Навала пажити дают рекордный урожай. Уж не за то ли Христос и проклял смоковницу, что она была ну совсем не в теме?

В Ветхом Завете Бог сказал растению и оно за один день над головой Ионы выросло и засохло. Старый знакомый куст горел перед Моисеем и не сгорал. А к смоковнице, в кои-то веки, Сам Бог проголодавшийся подошел, пусть не в срок, не в сезон плодоношения подошел, но в конце-то концов, можно было хоть раз поднапрячься и ускорить фотосинтез. Если Господь вознегодовал, значит, было за что. За равнодушие. За отчужденность. Не приказал же Христос сидящему на коленях двухлетнему Рувимчику немедленно распределить, где правая рука, а где левая. Зачем малыша тревожить, он и так всему верил, всего надеялся, всему улыбался.

Мда..

ЛЮДИ. Поговорим про людей.

Все мы знаем, что дети задают очень много вопросов. Часто эти вопросы нас взрослых просто обескураживают. Настолько они масштабны и продуманны. Например, лет в 10-ть, моя младшая дочь Майя, смотря наш любимый семейный ситком «Альф» как-то спросила: «Папа, а что будет делать Альф после того, как все Таннеры умрут? Он ведь живет больше 600 лет, а Таннеры от силы еще 70-т протянут». Очень глубокий и грустный вопрос. Я даже на секунду потерял дар речи, но потом спохватился и ответил по-взрослому. – Видишь ли, дочка, сериал этим вопросом не занимается. Он просто показывает, что у Таннеров происходит прямо здесь и сейчас. – Ответ мой, к удивлению, удовлетворил Майю. Скорее всего она тут же включила детскую фантазию, растянула «здесь и сейчас» на 600 лет и, к счастью, не додумалась переспросить: «А что мы с Лизой и Елисеем будем делать, когда вы с мамой умрете?» Хотя, кто знает, может и додумалась? Дети на самом деле достаточно деликатны и многие страшные вопросы через все детство молча проносят.

Другой, не менее удивительный и продуманный вопрос, задала моя старшая дочь Лиза. Разумеется, когда она тоже была ребенком. Одно время с нами по соседству жила красивая татарка Лейсан. Лейсан эта нигде не училась, за собой особо не следила, но была довольна своей жизнью, потому что круглый год в мини супермаркете разливным пивом торговала. И вот однажды мы в этом «мини» что-то купили, вышли на улицу, быстро пошли в другой «супер», как вдруг, на лету, Лиза спросила: «Пап, а зачем Бог дал Лейсан красоту, если она в ларьке пивом торгует?» – К такому вопросу я точно был не готов. Совершенно. К тому же я и сам его много раз себе задавал, не только про Лейсан, и ответ мне не нравился. Но я все равно его озвучил. – А причем тут, дочечка, Бог?

А и вправду, причем? Если война, если болезнь, если сила, если ум, если нищета, или богатство. Если у одного все получилось, а у другого нет. Если храбрый в сорок умер, а трус в восемьдесят молодится. Если одного коня десятеро обхаживают, а одну трепетную лань десятеро загоняют. Если изумруды зарыли в мох, а нефть разлили по кружкам. Если в России сейчас не 800 миллионов, как Менделеев просчитал, а от силы 150 с гастрбайтерами наберется. Если Лейсан, как японская медуза прекрасна, но в разливном пиве бултыхается, ПРИЧЕМ ТУТ БОГ?

Человечество закрыло Библию, отключило душу и всем призывом ушло в самоволку давно. Задолго до Дарвина и Гагарина. Сегодня, несмотря на всех голливудских супергероев, мы живем в мире, где нет исполинов, левиафанов и богов. По моим субъективным и дилетантским наблюдениям полное отслоение человечества произошло в те 450 лет Божьего молчания между книгой пророка Малахии и Евангелиями.

Весь Ветхий Завет человечество отчаянно боролось с присутствием Бога на Земле, но никак не могло сделать вид, что Его вообще нет. Могучие земные цари Египта, Ассирии, Сирии, и Вавилона. Мелкие царьки Фелистии, Аммона, Моава, Едома, Васана, Арама и Амалика. Все веками пребывали под неизбывным, тягостным впечатлением от Бога Израиля. Они были отравлены Им. Они противились Ему, стояли на смерть, теряли первенцев, теряли полчища, покрывались нарывами, как животные щипали траву, одаряли Божьих пророков великими милостями, но не могли сбросить с себя Его «весьма тяготеющую руку». 

Но за 450 лет до Рождества Христова, с того момента, когда Господь завершил написание Ветхого Завета и попустил народам «метаться и замышлять тщетное», языческому миру все-таки удалось вырваться из Божьего карантина. И последующая четырех вековая эстафета халдейских, персидских и греческих царств наконец-то выкристаллизовала новый тип государства и человека, в котором Бога Израиля уже не было в принципе. И это,«попирающее все ногами» государство, конечно же – РИМ.

Рим – первая стерильная империя-атеист. При всех богах Рим уже ничему и никому, кроме государства и армии не верил. И уже в Новом Завете перед нами предстает совершенно другой, новый тип правителей и чиновников. Понтий Пилат, тысяченачальник Лисий, ритор Тертулл и сотник Юлий в отличие от Ветхозаветных вельмож, скажем, того же Неемана при пророке Елисее, Навузардана при пророке Иеремии, или Амелсара при Данииле, уже ничего о Боге Израиля, законе Моисея и Мессии не знают. Для них весь Ветхий Завет всего лишь мифы и легенды маленького захолустного народца. Пилат и Лисий прагматики до мозга костей, чинуши римской машины – абсолютно современный тип человека начала XXI века.

Именно этот тип и наполняет сегодня улицы и рынки, школы и детские сады, больницы и санатории, стадионы и дома творчества, театры и кинобизнес, и более всего – банки и государственные конторы. Именно от них, от новых римлян, неверующей погоды и моего попугая самодура и исходит плотное, как стена вещество полного антагонизма и отчуждения по отношению ко всему Божественно Библейскому. А вещество – это информация, это стелящееся каждое утро газовое облако суеты, спешки, толпы и неоплаченных счетов. Которое никак не бодрит, ни в чем не поддерживает и полностью притупляет и без того закупоренную христианскую душу. Настолько притупляет, что порой и нам, христианам, кажется, что Бог остался только в Библии и в кельях.

Но это неправда. Это – ЛОЖЬ. БОГ – ЕСТЬ. И в этой жизни существуют и другие информационные источники. Это Дух Святой, Который по-прежнему«дышит, где хочет». Это Церковь Христова, которая ни смотря ни на что, сообщает человеку о Боге. Сообщает всем, чем может: подвижниками, проповедью, храмами, делами. Это вечный хранитель Божьего Слова Библия. Это собственная христианская душа в груди. Это дельфины в море и в дельфинарии. Это Клайв Льюис, Джон Толкин и Фазиль Искандер в литературе. И, конечно же, это тот самый маленький двухгодовалый Рувимчик, который и сегодня, не отличая правой руки от левой, как солнышко светится и всему веря, всего надеясь, и все любя, встречает каждый новый день с распростертыми объятиями!



One Comment

  1. Николай Е wrote:

    Константин решил ударить по «незыблемым» теоретическим столбам церкви, чтобы расшатать и без того уже подорванное «фундаментальное» христианство. И я его поддержу. Легко с кафедры рассуждать о том, что в теории Бог во все, когда на практике ты Его ощущаешь только в себе. Даже не смышленые дети, цветы, ангелочки, порой отчебучат так, что подумаешь, а не вызвать ли к ним экзарцизта.

Добавить комментарий