Маленький огромный мир


Фото и солдатики автора.

– Черт побери! – воскликнул полковник, созерцая свою разгромленную армию. – Но все же это была славная игра и славная битва. Еще сыграем?
И мы играли, играли без конца, и полковник все больше горячился, а когда я наконец взглянул на свои часы, то с ужасом увидел, что уже час ночи. Игру закончить мы не успели, поэтому пришлось оставить все, как было, а на следующий вечер я пришел снова, и мы ее доиграли. Я стал проводить у полковника два-три вечера в неделю; мы разыгрывали сражения в большой комнате, и ему это доставляло огромное удовольствие – почти такое же, как и мне.

Джеральд Даррелл “Филе из палтуса”

Когда ты маленький и мир кажется небольшим, и деревья, даже при условии, что ты сам невысок. Когда-то весь мир умещался на площади моего двора. С каждым годом мир рос, захватывал новые территории, соседние дворы, овраг с родником за типографией, поход с мамой в детский мир на проспект Гагарина, к отцу на работу возле ледового стадиона Юбилейный. Сейчас уже мир настолько огромен что дух захватывает от желания успеть побывать всюду. Ну а деревья? Несколько лет назад был в родном городе и поразился тому что елочки, которые были не выше меня теперь, теперь заслоняют небо, а деревья на которые я так легко взбирался… Спилили. Из-за того, что они состарились и угрожали падением.
Мир растет по мере роста нашей способности принимать это. И это правильно.

Помню, как в детстве в восьмидесятые, один подросток из соседнего дома рассказал мне про угрозу атомной войны с Америкой и всю фатальность применения атомного оружия. Это была захлестывающая паника. Сейчас нас снова пугают обострением отношений с заокеанскими соседями и испытаниями атомного оружия северной Кореей, но взрослый ум подсказывает, что если тогда, когда еще не была известны все побочные последствия применения атомного оружия, его не использовали, то уж теперь точно дураков не найдется. В общем как написано на задней обложке одной мудрой книги «dont panik».

А мысли о смерти и полное непонимание того как это не быть, когда все продолжает быть дальше? Хотя не, понимание или вернее принятия смерти как небытия у меня нет и сейчас. Может еще не дорос.

Но думаю стоит уточнить, что тот мир был маленьким для меня теперешнего, вспоминающего те времена. Меня взрослого. А для меня тогдашнего, ребенка, этот маленький мир был огромен. Да что там, этот мир был для меня целой вселенной с индейцами, рыцарями и даже с неандертальцами, после того как я прочитал книгу Джезефа Рони «Борьба за огонь». Это был мир книг и приключенческих фильмов и мне в нем нравилось. В месте со мной в этом мире жили мои друзья соседские мальчишки и нам практически никогда в нем не было скучно. Мы строгали мечи из досок для борьбы со злом и поддержания рыцарских идеалов Рыцарей круглого стола. Гнули луки из веток и утяжеляли наконечники стрел пластилином, чтобы без промаха разить солдат шерифа Ноттингема. Рисовали карты, указывающие на место нахождение несметных сокровищ, спрятанных пиратами.

Я рос, мир вокруг меня рос еще быстрее и каким удивлением для меня было, что не все кто рос рядом со мной в таком же восторге от того что нам так нравилось раньше. Мир рос, с ним росли возможности для реализации того, о чем раньше мы могли только мечтать. Например, иметь целую армию солдатиков рыцарей или посетить старую крепость в Таллине, чтобы пройтись по местам в которых снимали фильм «Черная стрела». Возможность появилась, но рядом уже не осталось никого, кому это еще было надо.

Как будто они повзрослели, а я остался ребенком со своими детскими ценностями. Но вот на какой парадокс я обратил внимание. Ценности моих детских товарищей изменились, им стало не до наших ребяческих забав и идеалов, но размер их мира остался практически неизменен, они по-прежнему живут на территории от работы до дома и им не интересно что творится за приделами этого мирка. Достаточно знать то, что в новостях говорят о том, что там все плохо. Я же наоборот хоть может и сохранил детские идеалы, но для меня стало неописуемо тесно существовать в приделах мира тридцатилетней давности. Я вырос из него, как из детской одежды. И как человеку некомфортно в тесной одежде, так и для меня мучительно, когда из-за физических или финансовых причин мне приходится по долгу оставаться на одном месте в то время, когда в мире еще столько мест в которых ты так мечтаешь побывать.

И пусть мой мир не как не синхронизируется с миром моих старых товарищей, это не значит, что я остался одинок. Подумайте только, если ваш маленький двор был для вас целой вселенной, то вполне вероятно, что в соседнем дворе или городе в своей вселенной живет какой-то другой повзрослевший мальчишка. И когда ваши постоянно расширяющиеся вселенные пересекутся, а это неизбежно, потому что Земля круглая, то несмотря на то по сколько вам в этот момент будет лет ваша встреча непременно во ознаменуется игрой в солдатики, пусть вы и назовёте ее по-научному wargame.



One Comment

  1. К. Харитонов wrote:

    Читая статью Николая про двор детства и деревья, которые стали большими, невольно вспомнился зимний сад в детском саду, который тогда казался диковинным сказочным лесом с лешим-корягой, обитающим в самой гуще. Очень я боялся этого лешего, но успокаивал себя тем, что и леший не в восторге от людей, потому в чащобе и затаился. Так что наши с ним детсадовские пути так ни разу и не пересеклись. Чему я и сейчас, в 41 год, почему-то очень рад.. Э-эх, поставил бы, в свое время, Господь в Эдемском саду такого лешего, глядишь, Адам с Евой до сих пор бы древо Познания добра и зла за километр стороной обходили.)

Добавить комментарий