Настоящий меч

Вы задумывались почему в жизни мальчишки меч занимает такое важное место? В детстве мы играли с игрушечными пистолетами и с автоматами, их всегда можно было найти в магазинах. А вот мечей не продавали, их приходилось делать самим и все же они превосходили по популярности любой пластмассовый автомат. Сейчас можно много рассуждать о том что меч расширяет расстояние вытянутой руки, отгоняя неприятеля, о том что мальчики на подсознательном уровне защитники, войны. Но это рассуждения уже взрослых людей. И к тому же почему меч, а не автомат, более эффективное оружие? А что происходит с душой мальчишки, когда он выстругивает свой первый деревянный меч? Я попытался вспомнить себя в том возрасте. Боюсь ни о чем возвышенном и патриотическом я тогда не думал. Я считал что так правильней и интересней лично для меня. Гораздо интересней вспоминать сражения в которых участвовал и процесс изготовления деревянных мечей. Особенно моего последнего настоящего меча.

Обычные мечи делались из досок от деревянных ящиков. В таких ящиках обычно транспортировались стеклянные банки с соками, солеными помидорами и огурцами, и лимонады трех видов: Буратино, Дюшес и Лимонад. В ящики для лимонада еще вставлялись деревянные ячейки, которые легко разбирались, но из-за пропилов по всей длине доски они ни на что не годились, проверено.

Рядом с моим домом был продуктовый и овощной магазины, так что дефицита в материале не было. Пустые ящики складывались на улице у разгрузочных дверей магазинов и их штабеля сами по себе были притягательным местом. По ним можно было лазить, балансирую на шаткой конструкции, а среди них можно было устроить «секретный» штаб. Воображения нам хватало, порой не хватало ящиков.
Но сейчас не об этом.

Материала хватало, но все равно приходилось поискать подходящую доску. То дыра от гвоздя в неподходящем место, то продольная трещина, а бывало найдёшь идеальную доску начнешь отрывать ее от ящика и хрясь… Ищи дальше.

Такая доска была длиной 50-60 сантиметров и шириной примерно 10 сантиметров. Места для бурного полета фантазии не оставалось, поэтому один конец доски мы просто заостряли, а на другом вырезали рукоять – эфес. Меч готов.

Жизнь такого меча была недолгой. Толщина доски была меньше одного сантиметра. Ими никто и не дорожил. Материал для следующего был всегда под рукой. Все лето на скамейках во дворе детская армия строгала себе новое оружие.

Из этих же досок пытались делать и щиты. Однажды на заднем дворе Дома Быта, который мы почему-то называли «Часовой завод», источнике всевозможных детских сокровищ, мы нашли круглую крышку с ручкой, видимо от бочки. Она послужила нам отправной точкой. В течение нескольких дней мы так и эдак сколачивали доски, придумывали ручки и крепления из каких-то металлических полос, найденных на том же «Часовом заводе». Результат никого не удовлетворил. Слишком громоздко и не удобно. Свой прямоугольный щит с крестом из металлических полос я без сожаления бросил за своим домом.

А вот мечи я год за годом строгали вместе со всеми, пока в поисках очередной заготовки среди тех же ящиков я не нашел её. Эта доска была длиннее, шире и толще чем доски обычных ящиков. Скорее всего она была от какого-то поддона. Она лежала на виду, но ни для кого не представляла интереса, так как выходила за рамки обычных критериев поиска. Многие ее выдели, но никто не увидел в ней тоже что и я… Настоящий меч.

Признаюсь, что в начале я с опаской взялся за работу, слишком нереальной казалась задача, чтобы с ней справиться. Длина доски была, наверное, больше 80 сантиметров, ширина все 15. Это давало возможность сделать гарду, то чего мне так не хватало в обычных мечах. И самое главное, толщина доски была где-то 1,5 сантиметра, а это значит можно было попробовать сделать клинок с узким лезвием, не боясь что в первом же бою он сломается пополам. Предел мечтаний.

И работа закипела.

Принцип изготовления мечей состоял в следующем. Сперва делались пропилы с двух сторон доски на расстоянии ширины ладони от ее края, и ножом, обычно кухонным, от края до пропила остругивались щепки до получения рукояти нужной ширины. Это делалось вдоль волокон доски, так что большого труда не представляло. Разве что в начале стукнешь молотком по лезвию чтобы поглубже вогнать его в дерево. Полученный эфес обстругивался от заноз или обматывался изолентой.

Мне предстояло проделать это с двух сторон доски, причем с одной, довольно-таки длинной. Обычный кухонный нож с этим не справился, но приятель из соседнего подъезда вынес из дома тесак. Это помогло.

Не помню в какой момент производства меча, я этим тесаком рассек подушечки сразу на трех пальцах левой руки. Левой руке, вообще часто доставалось. Хлынула кровь, я отложил на скамейку доску и тесак, предупредил друзей что скоро вернусь и побежал домой. Кровь лилась ручьем, и поэтому бабушка залепила мне раны ватой и клеем БФ-6. Этот урок мне очень пригодился много лет спустя, когда я канцелярским ножом отрезал кусочек подушечки большого пальца, все на той же левой руке. Замотав палец платком я побежал к ближайшей аптеке за ватой и клеем БФ.

Получив на всю жизнь урок и шрам на кончике мизинца, я, с залепленными ватой пальцами вернулся во двор доделывать свой меч. И то что у меня получилось, стало предметом завести моих друзей на несколько лет.

Тонкое длинное лезвие я в целях безопасности не заострил, а закруглил. Эфес обмотал черной изолентой. На конце эфеса я даже вырезал круглое навершие – яблоко.

Я уже не вспомню в скольких сражениях я побывал с этим мечем, но неизменно выходил из них победителем… Интересно, мог бы я сказать иначе будь это не так? Он прослужил мне где-то три года, служил бы и дольше, но я вырос, да и боевые товарищи разъехались по разным концам города. Я уже собирался передать его по наследству соседскому мальчишке, но все как-то откладывал, а потом меч пропал. Никто не взял на себя ответственность за это преступление. Я так полагаю, что родители устали терпеть его присутствие в прихожей все эти долгие годы и потихоньку выкинули его.

Так закончилась эпоха деревянного мечестроения, но на смену ей уже пришла эпоха солдатиков из картона, а потом книги о хоббитах и эльфах. Одно сменяло другое и грустить о пропавшем мече было некогда, в конце концов на память о нем у меня навсегда остался маленький шрам на мизинце левой руки.



Добавить комментарий